Захар Прилепин: «Людям надо дать возможность побыть скотами»

09:14

Писатель Захар Прилепин в Петербурге представил свою новую книгу «Семь жизней» и ответил на вопросы читателей о роли России, адекватности писателей и путях преодоления себя.
О новой книге
Я написал книгу под названием «Семь жизней». Каждый человек в определенный момент начинает либо с тяжелым, либо с радостным чувством думать, что судьба предлагала ему какие-то иные варианты развития. Я однажды ехал на Донбасс и в разговоре, не стесняясь своих друзей, сказал, что есть еще пять-семь вариантов судьбы, которые я бы мог прожить. И они бы были бы столь же актуальны, разумны и действенны,  как и моя нынешняя судьба. Можно было, например, напрямую заняться политикой. Мне жена однажды сказала: из тебя бы получился хороший батюшка, что ты не идешь в священники. И  я подумал, а что бы было, если бы на той заправке, в том детском садике или школе я бы повел себя не так, а каким-то другим образом. Об этих семи вариантов судьбы я написал книгу. Это такие семь троп, которые должны расходиться в разные стороны и сходиться в одной точке. Есть смешные, трагические, метафизические и совершенно простые тексты.  Весь тот багаж, который я накопил к 40 годам, он там так или иначе реализован.
Встреча с читателями
О России
Я интернационалист, имперец. Я считаю, что мы больше, чем Франция, Англия, США или Австралия. Русский народ как никто другой веротерпим, политкорректен, толерантен. Мы можем делать то, на что не способен ни один другой народ в мире. Мы можем создать великое евразийское пространство, на котором 200-250 народов сосуществует в равной степени. В этом смысле у меня конфликт с квазилибералами и с квазинационалистами. Я на дух это все не переношу. Квазинационалисты обвиняют во всем советскую власть, которая якобы создала эти 250 национальностей и не смогла их русифицировать. Это все полная чушь, потому что всегда, начиная с истории Древней Руси, Россия умела адаптировать колоссальное количество народа к жизни внутри этого евразийского контекста. Россия – часовой евразийских пространств. Она умеет сделать жизнь здесь так, как никто не смог бы, поэтому по-прежнему владеет самой большой территорией.

Об интеллигенции
В России существует проблема, что какая-то часть интеллигенции присвоила себе право называться интеллигенцией и только себя таковой считает, а других нет. Я с огромным уважением отношусь к художественным работам Татьяны Никитичны Толстой и Людмилы Улицкой. Но они упрямо называют мои взгляды какими-то антиинтеллигентскими. Мне кажется это каким-то абсурдом. С чего они взяли, что они интеллигенция, а я не интеллигенция? 
Я езжу по всей стране, я провожу 200 встреч в год. Колоссальное количество людей собирается  на них, и там есть люди, которые сложнейшим образом формулируют сложнейшие вещи. Они очень точно и тонко все понимают, и я счастлив, что такие люди есть в России. И я очень огорчен тем, что есть какая-то часть людей, которая считает, что вот именно они и есть носители правды. У Бориса Гребенщикова, которого я очень люблю, есть одна из последних песен, где говорится, что пришло новое время и новые люди, и вот они будут сжигать книги.  Он абсолютно убежден, что он принадлежит к тем людям, которые не сжигают книги, а несут добро и знания. А вот какие-то люди типа меня пришли их сжигать. Это абсолютная дикость. Если люди с 14 до 34 лет какие-то тексты не прочитали, они потом их не воспринимают. Борис Борисович Гребенщиков, при всей моей любви к нему, не прочитал Леонтьева, Розанова, Толстого, Достоевского, Блока. Всю эту литературу он не воспринял вовремя. Мы не пришли сжигать книги, у нас просто другое представление о реальности, чем у него и Бориса Акунина. Мы пришли с какими-то другими вещами, которые были понятны для русской аристократии, для Пушкина, Достоевского.
Захар Прилепин в Крыму
О нравственности
Есть труд одного священнослужителя, в котором говорится, что вся русская классическая литература имела слабое представление о быте русской церкви. У Пушкина, Толстого, Тургенева существуют кромешные, жутчайшие ошибки касательно всех православных служб и обрядов. Есть один писатель, который знал идеально это все, это Антон Павлович Чехов. Отношения с церковью, православием и с Богом у русских писателей были сложные. Как правило, это такое преодоление своего естества, буйства, развязности, и потом приход к сугубо религиозным, консервативным ценностям. Это живой, поистине религиозный путь, касающийся и Пушкина, и Есенина одновременно.
Поэтому связать русскую словесность и доказать, что она должна быть такой, а не другой – это ложный путь. Я знаю есениноведов, которые говорят, что с 1917 по 1921 годы богоборческий Есенин, который писал «Господи, отелись, тело Христова, тело выплевывай изо рта», этот Есенин бес, его нужно выбросить, оставить Есенина дореволюционного и послереволюционного. Это бред. Есенин  доказывает присутствие Бога всем своим путем, всей своей жизнью, и даже, Господи прости, своим самоубийством.
Русская литература она и тем славна, что доказывает весь тот путь человека от богоборчества к Богу. А если везде моралите «иди и веруй», из этого ничего не получается, а только из живого человеческого пути, из преодоления в себе человеческого.
Поэтому и эти девушки с сигаретой, с банкой пива и с коляской сегодня они идут, а послезавтра…. Вы знаете, основное количество моих читателей по всей стране – это женщины от 35 лет и старше. Потому что женщина, родившая ребенка и понявшая, что на основе программы «Дом-2» она не может воспитывать свое дитя, начинает воспринимать все консервативные ценности. Для нее традиция, религия, поэзия становится понятным и осязаемыми. Она понимает, что именно в этом, а не в Ксении Собчак правда. Она проходит какой-то пусть. Людям надо дать возможность побыть скотами, это совершенно неизбежно. Отторжение людей, втянутых за ноздрю во все это, это намного сложнее преодолеть, чем собственный путь к этим ценностями. 
У меня дети слушают самую разную музыку, они слушают наркоманов, алкоголиков, нецензурную лексику, они читают книги, и они все про это знают. Я не воспитываю детей ханжами, они должны знать, что папа от них это не скрыл. А путь лукавого фарисейство- будь хорошим, - он ложный. Человек таким рожден, он себя преодолевает, свое естество, свою прихоть.

Об адекватности писателя
Адекватность  - это не про писателей, и не надо ее там у них искать. Адекватный Хлебников, адекватный Мандельштам, адекватный Сергей Есенин, адекватный Маяковский. Это что адекватные люди? Нет там никакой адекватности. Литература – это абсолютная открытость, свобода, распахнутость и принятие на себя всего огня и всех молний. Александр Терехов, Евгений Водолазкин, Михаил Тарковский, Алексей Иванов – это крупнейшие писатели современной России. В России есть замечательная, мощнейшая, очень крутая литература. «Немцы» и «Каменный мост» Терехова, «Лавр» Водолазкина, работы Миши Елизарова, старшее поколение я даже не называю. У нас все в этом смысле отлично.
Захар Прилепин с супругой
О тайм- менеджменте
У меня много свободного времени. Могу описать видимые для меня факторы, почему так происходит. У меня нет телевидения дома, я не смотрю сериалы и дети мои не смотрят. В деревне, где я живу, нет интернета и телефонной связи, мне никто не может позвонить. Я вообще не беру трубку, поэтому мне можно не звонить, мне можно только написать смс. И я считаю, что это лучше, так как это позволяет осмыслять, что тебе написали и не отвечать на вопросы как у тебя дела, чем ты занят. 
Меня вот мама спрашивает: сынок,  расскажи, что у тебя на душе. Мамочка, у меня на душе только труд и пахота. Я никаких душевных разговоров не веду. 
Я веду дневной образ жизни. Ночной образ жизни – это большой обман для человечества. Люди думают, что они всех обхитрят, потому что не спят и успевают больше, чем те, кто спит. Все это фигня, люди ночью опаздывают везде. Там нет никакого графика: что два часа ночи, что пять, что семь утра, кажется время бесконечно. Но время есть только днем, надо жить днем, вставать в восемь утра. Не суетиться, не завидовать, не рефлексировать. Вообще не думать, думать – вредная привычка. Вот люди сидят в поезде и смотря в окно. Я иду по поезду, там сидят триста человек и все смотрят в окно. Вот что вы думаете? Читать надо. Когда читаешь книжки, все, о чем надо думать, будет откладываться у тебя в голове, и любые варианты жизненного поведения будут приходить сами по себе. 

You Might Also Like

0 коммент.