Театр в Берлине. Как это было.

09:08



Когда приезжаешь в другую страну, конечно же, хочется узнать о культуре, обычиях, чем люди живут, о чем думают, чтобы погрузиться, так сказать, с головой в привычную жизнь, в моем случае - немца - и интегрироваться по-полной. Ну если не интегрироваться, то хотя бы понять, куда попал :)
Я решила, что совершенно необходимо, конечно же, попасть и в немецкий театр поскольку, что же как не театр поведает о том, что людям важно, о чем интересно думать, какие события интересно проживать самим. Ну и не зря же я все-таки в Берлине живу, где сотни театров дополняются тысячами перформансов.

Петер Штайн - первый театральный немецкий режиссер о котором я узнала еще в России. Он ставил "Гамлета" с Евгениум Мироновым. Я полезла в интернет и мировая сеть поведала мне, что Петер Штайн - некогда руководитель театра Шаубюне (Schaubühne) в Берлине, инноватор, талант и вообще большой молодец. Поэтому в изучении театрольной жизни столицы, я на случай полагаться не стала и пошла прямиком туда. Ожидания мои были велики, я неслась в театр на крыльях любви к искусству.
Театр Шаубюне. Берлин_Schaubühne. Berlin
Оказалось, что Шаубюне театр небольшой. Сцены нет вообще, только голые бетонные стены стоят в форме круга. Было действительно интересно и необычно, и совсем не похоже даже на то, что я привыкла видеть в театре. В принципе зрители даже не поняли, что спектакль уже идет, думали, что там рабочие сцены бродят, ан нет! На сцене уже во всю разворачивалась драма. Честно, я мало что помню из содержания, хотя очень хорошая игра актеров, ну и необычность постановки запали в душу! Честно сказать, я до сих пор считаю, что Шаубюне - один из немногих театров в Берлине, куда стоит ходить, но обо всем попорядку.

Естественно на одном Шаубюне я не остановилась и стала просвещаться дальше. Следующий театр, куда мы направились, был театр Горького (GORKI). Театр был в Восточном Берлине, отсюда и милое сердцу название и, соответсвенно надежда на прекрасную постановку, цветы, авации, слезы на глазах. Давали спектакль "Враг народа" (Volkfeind), на этот раз речь шла о загрязнени воды. К слову, спектакль в Шаубюне был тоже связан то ли с загрязнением рек, то ли леса. Вот тут и начала у меня закрадыватьс мысль, что не могут немцы просто поговрить о любви, например... Нет, неприменно каждое движение влюбленного сердца должно идти рука об руку с нетерпением очистить очередную реку, а лучше закрыть какой-нибудь завод. Очаровие Шаубюне с его новаторством и нестандартым исполением как-то немножко рассеялось в Театре Горького. Примерно через час борьбы с вредным химикатами нас отправили в буфет. И правда, выпить и закусить было самое время! А лучше было просто выпить и пойти гулять, потому что ждать от этого спектакля уже было нечего
Театр Максима Горького. Берлин_Maxim Gorki Theater. Berlin
Театр Горького пошел дальше Шаубюне. Вот представьте себе: публика стоит себе в фойе, мило беседует, делятся эмоциями, бокалы вина и брецели (немецкий заменитель буттерброда с икрой) мелькают в руках. В общем, идиля антракта. Вдруг где-то раздается шум, совершенно нервная и эксцентричная мадам карабкается на лавку и начинает взывать к справедливости и — правильно — бережному отношению к реке. Ладно мы, невинные создания, привыкшие к более стандартным и классическим вещам в театре, но тут, смотрю, и немцы стоят, рты раскрыли и даже брецель жевать перестали. Что проиходит, не понимал никто. Минут через пять, оправившись от шока, народ понял, что начался спектакль! Ни звонка, ни знака какого никто не дал! Вот так половина второго отделения и проходила на лавке в фойе, рядом с буфетом. У меня было единственное логичное оправдание такой постановки: театр Горького решил подзаработать на буфете, иначе, как объснить то, что на середине акта нас всех погнали в зал. С другой стороны, что еще было делать, ведь туда убежала актриса, забралась на сцену и какое-то время играла сама для себя, поскольку народ, конечно, не сразу понял, что от него хотят. Они бы хоть какого-то конферансье нашли, чтобы она знаки подавал: все было бы легче понимать, что делать-то?!!! Стоит ли говорить, что до зала дошли не все. Впрочем, они не много и потеряли поскольку после дву красноречивых воззваний естественно за чистые реки, актриса стала кланяться. Я даже в кресло сесть не успела. Те, кто дошел до зала, так и стояли вдоль стен. Апплодисменты. Недоумение. Занавес.
Театр Фольксбюне. Берлин_Volksbühne. Berlin
После столь прекрасного похода к выбору я стала подходить более ответственно, не полагаясь на имя, ностальгию и прочие чувства. Выбор пал на знаменитейший в Берлине театр Фольксбюне (Volksbühne). О нем все говорят, там дают невероятные современные постановки и в конце концов, он моден! Ну что еще нужно?! Пошли мы туда на спектакль "Вилла Верди" (Villa Verdi). Его давали последний раз, зал был забит, предположительно, истинными поклонниками творчества режиссера, ну и прекрасной актерской игры. Ну что вы думаете, кого обидели на этот раз?! :)  Вилла Верди был театр и его закрывали. Артисы театра вышли протестовать и поклялись не сдаваться. Поход в Фольксбюне разделил мою театральную жизнь на до и после. Минут через 20 после начала я стала засыпать. Рядом с нами сидела парочка, где девушка была вся погружена в проблемы и беды актеров, а молодой человек вместе с нами боролся со сном. Все поменялось, когда на сцену выбежала балерина без пачки, а сопровождающий ее балерун вышел с обнаженным торсом. Мы встрепенулись, поскольку еще пять минут назад все было при них. Они переодически выбегали на сцену и убегали назад. Очередной раз они появились на сцене обнаженными, пропрыгали по диагонали и упрыгали за кулисы. Пока зрители отходили от явления балерины народу, спектакль подошел к кульминации, театр все-таки закрыли и, казалось бы, можно идти домой, но на цену опять вышла балерина. Была одета, при себе имела правда "болгарку". Да-да, пилу для распилки досок. На нее она положила ногу, ногу отпилила. на сцену полился фонтан крови. Зал замер, в глазах стояли слезы сочувствия теперь уже безногой балерине. Мы и наш спящий сосед тоже плакали, но уже от смеха. Более нелепое окончание спектакля нельзя было придумать! Но буквально через минуту балерина припрыгала на костылях, с сигаретой в зубах и пыталась опять на сцене танцевать. Занавес. Апплодисменты. Поклоны.
В принципе, все три театра молодые, прогрессивные, пробуют новое и явно не боятся экспериментов! После походов в них, мне стали понятны три вещи:
1. Немцы очень любят освещать социальные проблемы в искусстве. Обиженные и обездоленные, экология, войны и прочие проблемы современности. Это, конечно, прекрасно! Но, освещая их, они идут напрямую, не вплетая, как непременно сделал бы русский театр, в разговор об экологии любовную тему, чувства. Только чувство долга :)
2. Отсюда следующий вывод. Если вы идете на современную пьесу, назависимо от ее названия, вам не покажут любовную историю. Непременно будет или вырубающийся лес, или грязная речка. 
3. В немецком театре нет недоговоренности. Здесь не надо думать о судьбе героев после того момента, когда опустили занавес, не надо понимать, что они могли мыслить и чувствовать, вам все скажут и покажут. Ни тени сомнений. Тогда как в русском театре, сколько раз выходили вы из зала, а потом думали еще два дня о том, что же все-таки стало с героями в конце?!

Вот таким был итог похода в три современных берлинских театра. Я стала покупать больше билетов на гастроли московских и петербурсгских трупп. Но я не сдаюсь! Передо мной еще море неизведанных театральных сцен!

You Might Also Like

0 коммент.