Шедевр или подделка. Как искусствоведы находят мошенников

09:26

Представьте себе, приходите вы на выставку, восхищаетесь шедевром, а на самом деле это подделка. Обывателя обмануть не сложно, большинство из нас с трудом отличат Моне от Мане. Обманывать же специалистов становится все сложнее, так как на помощь приходит наука.
Физик и искусствовед, признанный специалист по научном анализу и оценке живописных произведений Николас Исто раскрыл в рамках проекта Эрмитажа и Университета ИТМО "Art&Science:Наука. Искусство. Музей" все тайны, как специалисты определяют подлинность картин. В общем, если в Петербурге кто-то еще лелеял надежду, что сможет подзаработать на продаже копий под видом оригиналов, то пора от этой затеи отказываться. Мошенники перед наукой бессильны.
По оценкам специалистов,  мировой рынок искусства сегодня составляет 60 млрд долларов. Сумма фантастическая, представить ее в виде стопочек банкнот просто невозможно. Однако некоторые переплачивают за свои приобретения, так как от 20% до 50%  от этих вещей совсем не являются тем, чем они кажутся, то есть попросту подделки. Те, кто так и не накопил на картину Пикассо, сейчас злорадно усмехнулись. А между тем, мошенникам в этом мире искусства выживать все сложнее.  
Только исторических источников для подтверждения подлинности полотна недостаточно. Сколько и какие картины написал Ван Гог, знает только сам Ван Гог, но нам он этого рассказать уже не может. Вот и берут искусствоведы в руки микроскопы, сканеры и  направляют рентгеновские лучи.

1. Исследование с помощью микроскопа. «Когда вы научаетесь  видеть сквозь картину, вы начнете понимать, каким образом создавалась картина. Мы видим детали, повреждения, следы реставрации. Один из первых приемов, который мы используем  с помощью микроскопа, - мы изучаем детали», - рассказал Николас Исто.
Такой метод позволяет специалисты понять, к какому периоду относится работа и присутствуют ли детали, характерные именно для этого художника. Впрочем, детализация полезна и для простого восприятия живописи. Конечно, с микроскопом по музею ходить не надо. Но один раз в жизни за час пробежать по Эрмитажу, это все равно что зачекиниться во французской кондитерской, так и не попробовав там эклеры. Да, чтобы получать удовольствие от восприятия искусства, нужно на это потратить время и не забыть о деталях.

2. Сканирование и рентген. Изучение слоя за слоем дает возможность увидеть, как развивался процесс работы над полотном, какие вариации были, что художник менял в процессе работы. И этот метод приносит немало сюрпризов. Например, однажды в руки специалистов попал ранее неизвестный портрет жены Василия Кандинского. Он был выполнен таким образом, что целая комиссия знатоков творчества художника склонялось к мнению, что это не его рук дело. Однако когда вмешалась наука, выяснилось, что изначально  был изображен пейзаж точно в такой же манере, в какой работал Кандинский, но в последствии  художник использовал этот холст, чтобы написать портрет жены.
При исследовании полотен Рубенса стало понятно, что художник использовал специфическое текстурирование, создавая фон для своих работ. Эту «полосатость» теперь учитывают, определяя, поработал ли настоящий Рубенс над картиной или  тот, кто бы им очень хотел быть.

3. Оптическая томография. Этот способ позаимствовали из медицины. Вообще он применяется для изучения повреждений в глазном яблоке, но, как оказалось технология хорошо работает и в живописи. Искусствовед может получить трехмерное изображение картины и с точностью определить, что внутри нее. Например, на одной из картин Рембрандта изображен молодой мужчина, а под слоем краски можно увидеть портрет старика.  То ли художник решил использовать старую основу для нового портрета, то ли заказчик захотел в итоге выглядеть помоложе - это уже останется загадкой.
«Рембрандт использовал краски, которые хорошо просвечиваются. Можно увидеть даже зернистость деревянной доски, на которой написана картина», - рассказал Николас Исто.

4. Состав материалов. Специалисты большое внимание уделяют изучению состава материалов, которые использовали художники. Николас Исто с коллегами составил целый каталог того, в какое время что применялось. Например,  такой материал как лазурит в Европу привозили с территории современного Афганистана. Это было очень затратно, поэтому экономные французы подумали, подумали и в начале XIX века придумали, как можно получить синтетическую краску с такими же свойствами. В итоге натуральный компонент просто перестали использовать. Поэтому если кто-то решит выдать картину, мастерски написанную у себя на кухне, за шедевр XVIII столетия, и не закупит в Афганистане лазурит, то его ждет полный провал. Сегодня специалисты также могут с легкостью определить датировку картин, написанных на деревянной доске, и даже установить, где это дерево произрастало и куда был привезен материал.
Кстати, работы современных художников тоже приходится проверять. Например, чаще всего мошенники подделывают работы Джексона Поллока. Казалось бы, ну положи на пол холст, полей его щедро краской, и вот тебе Джексон Поллок номер 9, но не все так просто. Во-первых, искусствоведы хорошо знакомы с составом красок, которыми пользовался художник. Такой анализ удалось получить благодаря сохранившейся мастерской Поллока и банок с красками. Во-вторых, даже хаотичность имеет свою структуру.
«Это не просто выливание красок, а это природный процесс, и мы видим структуры, которые на разных уровнях друг друга повторяют. Были также исследования, которые показали, что когда человек смотрит на полотно, то он двигает глазами определенным образом, и в это время задействованы определенные участки мозга», - рассказал Николас Исто.
Вот теперь стою я в зале импрессионистов и думаю, подлинный ли это Гоген. Как заметил Николас Исто, уверенным в том, что в музейных коллекциях находятся только оригиналы, мы до конца быть не можем, поэтому в этом вопросе нам только остается доверять музею.  Для музея же это вопрос репутации и престижа. Думаю, все-таки Гоген настоящий. 

You Might Also Like

0 коммент.