О смысле жизни

22:15

Три книги о смысле жизни: Себастьян Фолькс "Возможная жизнь", Евгений Водолазкин "Лавр" и его же, Водолазкина, новый роман "Авиатор". Три книги о том, для чего вообще все мы живем, почему человечество до сих пор существует и зачем нужен каждый из нас в отдельности.
Никогда не пишу никаких рецензий на книги, потому что сама книг не пишу, и не могу даже представить себе, насколько это сложно хотя бы рассказ написать. А написать хороший роман - это даже больше, чем просто талант. Но поскольку так вот у меня все книги совпали на одну и ту же тему, решила поделиться впечатлениями, поскольку все три не оставили меня равнодушной.
Вообще, смысл жизни - бесконечная тема. Кто-нибудь когда-нибудь нашел ответ, который приняли бы все мы, люди, и в равной степени с ним согласились? Вот именно! Тем лучше, сиди себе, рассуждай, глядишь, и книжка готова.
По-моему, именно так думал господин Фолькс, ваяя свой шедевр.  "Возможная жизнь" состоит из пяти историй, происходящий в разное время с разными людьми, но в каких-то точках все эти истории пересекаются.
Например, две истории происходят в одном и том же доме, только одна в веке XVII, а вторая в наши дни. По-моему, это книга - ложь без единой собственной авторской мысли, без единой частички его души. Она мне показалась даже хуже какого-нибудь "Секса в большом городе" (да, и такое я читала). Там хотя бы все сразу понятно: женское чтиво, рассчитанное на массы, и ты, открывая сие произведение ничего от него и не ждешь.
Но тут со всех ресурсов, рекомендательных списков и журналов кричали, что это тонкая психологическая проза, и все-то, ты, и про героев понимаешь, и про себя понимаешь, и про жизнь понимаешь. А тут попробуй не понять, пожалуй! Читателю здесь никто выбора и не оставил. Автор все знает наверняка, и ваше мнение ему особо не интересно. Один из его героев так и говорит: "Вот что я сделал ради сына и внуков, таков мой дар детям, которые родятся у них, - так и не говорите мне, что я был жестоким человеком". Да ради Бога! Только вот я всегда думала, что книга, она тем и хороша, что в месте с автором можно порассуждать на тему, которая тебя волнует.
 "...Я стремился к тому, чтобы читатель этого романа в пяти новеллах ощутил себя слушателем симфонии в пяти действиях, где целое - гораздо больше, чем сумма составляющих его частей". Тут нечего возразить, действительно Фолькс об этом помнил. Читаешь себе историю, вдруг Фолькс вспоминает, что у него же симфония, и посреди рассказа ни с того ни с сего у него оказывается, ну скажем, дверь, которая уже была в доме в предыдущей истории, и которая в этой новелле совершенно не нужна и некстати, но, чего не сделаешь ради симфонии.
Отдельно хотелось бы отметить здесь переводчика Сергея Ильина. Он явно умеет пользоваться гуглом. Никакой другой онлайн ресурс такие нелепые предложения не составляет.
В конце второй новеллы я стала ловить себя на том, что чтения этой отвратительно переведенной бессмыслицы меня раздражает. Никаких ответов о смысле жизни я тут не получила, впрочем, я на них и не рассчитывала. Серьезно, ну живут два героя в одном доме один в прошлом другой в настоящем, или вдруг героиня понимает, что в пыли есть частицы людей, живщих до нас. И что? В чем преемственность и связь времен и поколений? В том, что в итоге и мы станем частицей этой вот пыли?!
Вообще, я бы включила Фолькса в школьную программу. После него возникает срочная необходимость почитать что-нибудь приличное. Я была даже на "Обломова" готова!


Приличным оказался «Лавр» Евгения Водолазкина. Хотя, что значит приличным?! Хорошая и непростая книга. В противоположность Фольксу, Евгений Водолазкин не берет на себя ответственность что-то утверждать наверняка. Вместе со своим героем он пытается понять, зачем существует каждый из нас. Что, собственно, мы можем принести в этот мир, и почему кто-то живет долгую жизнь, а кто-то умирает младенцем. При этом ведь нет прямой зависимости между праведностью жизни и ее длиною. Пожалуй, скорее наоборот, иначе как объяснить то, что умирают дети?
Вот и в жизни главного героя книги Арсения наступает момент, когда он не хочет больше жить. Более того, он уверен, что он жить не имеет никакого права, но живет. Единственное объяснение, которое он понимает и принимает - это то, что он должен отмолить, загладить совершенный им грех, и жить он будет до тех пор, пока этот грех свой не отмолит.
Эта же мысль у Водолазкина и в его романе "Авиатор". Главный герой не понимает, почему он жив. По всем законам он должен был бы давно умереть. Ему не дает покоя сам факт того, что если он до сих пор живет, то, значит, он для чего-то еще нужен, миссия его не до конца выполнена на этой земле.

В "Лавре" Водолазкин интересно рассуждает на эту тему. У каждого человека есть своя миссия, пока он ее не выполнит, он не умрет. При этом, совершенно не обязательно, что если человек, например, поэт, то его миссия - "глаголом жечь сердца людей". Нет, возможно А. С. только и жил для того, чтобы в какой-то определенный момент кому-нибудь на ногу наступить или в толпе на кого-то пронзительно посмотреть. Этот его взгляд был частью огромной цепочки событий, действий и встреч. А посмотрел, и все, проследуйте на дуэль. В этом мире вы больше не нужны. Что-то подобное у Фицджеральда было в "Загадочной истории Бенджамина Баттона", только Водолазкин вывел эту взаимосвязь и сопричастность всех совершенно людей к чему-то одному, целому на более глубокий уровень. 
Возникает вопрос, кто же тогда всем этим управляет? Ведь если цепочка выстроена, должен быть руководитель, следящий за процессом, ну и цель, в конце концов, всего этого мероприятия. На первый вопрос ответ очевиден - Бог. Человек, само собой, ничем управлять не может, поскольку жизнь его конечна, "но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен", а для такой бесконечной взаимосвязи нужен тот, кто будет бесконечно быть.
Интересно, конечно, и страшно. Вот так живет человек, стремится разбудить сердца, "Тайную Вечерю", например, пишет или просто хочет достойно свой путь пройти, а вся цель его существования может быть просто была в мимолетном знакомстве или взгляде, чтобы потом еще кто-то второй вовремя открыл дверь, а третий в нее вошел, ну и так дальше по цепочке.
Но если вернуться ко второй мысли Водолазкина - искуплению греха, то, наверное, цель всего это мероприятия, именуемого жизнь, - становиться лучше, добрее, прощать, и самое главное - любить. 

You Might Also Like

0 коммент.