Орхан Памук о неспособности выбора между Западом и Востоком

07:49


Турецкий писатель Орхан Памук не просто встретился в Петербурге с читателями, а прочитал целую лекцию. Все-таки почетный профессор Санкт-Петербургского государственного университета, поэтому должность обязывает. Несложно догадаться, что лекция была о Достоевском.
И без признания Орхана Памука в том, что произведения русского писателя Федора Достоевского очень сильно повлияли на его творчество, это абсолютно понятно. Читаешь "Снег" или "Меня зовут Красный" и осознаешь, почему турки и русские так хорошо друг друга понимают. Пусть разные культуры и географическое расположения, но вопросы-то нас волнуют одни и те же. Вечные темы веры, покаяния и противопоставления Востока и Запада. Русские больше восточный народ или западный? Непонятно. Вот и турки все никак с этим не могут разобраться.
Знакомство Орхана Памука с русской литературой началось в ранней юности, и Достоевский стал одним из самых важных открытий для будущего писателя.
"Гениальные романы открывают нам новые миры, и мы вместе с героями живем, страдаем, чувствуем и любим, мы верим в эти миры, в этих героев. Я тоже поверил пророческому голосу Достоевского, поверил в его героев, в их склонность к покаянию", - говорит Орхан Памук.
Гениальность русского автора он в первую очередь увидел в умении персонифицировать и образно воплотить в жизнь абстрактные идеи, философские противоречия и вопросы веры, что удается не каждому писателю.
С тех пор Орахан Памук оказался крепко связан с русской литературой. Это отразилось не только на его творчестве. Он также читает лекции по русской литературе в Колумбийском университете, а в Турции занимался изданием серии книг русских писателей. 
Кроме того, он оказался не только талантливым писателем, но очень обаятельным человеком. Считаю, что мне повезло оказаться на встрече с ним, поэтому делюсь некоторыми его мыслями.

О романе "Братья Карамазовы"

"Я постоянно перечитывал романы Достоевского, и всякий раз я обнаруживал нечто новое о себе, о жизни и о Турции. Я написал множество заметок о том, что я вычитал. Я хорошо помню, как читал«Братьев Карамазовых», мне тогда было 18 лет, я сидел один в комнате, окна которой выходили на Босфор. Это была моя первая книга Достоевского.  «Братья Карамазовы» с первых же страниц вызывали во мне двоякое чувство. Я понимал, что я не одинок в этом мире, но ощущал оторванность и беспомощность. Размышления героев казались моими мыслями, сцены и события, которые потрясли меня, я словно сам переживал когда-то".


 О романе "Бесы"

Влияние творчества Достоевского на Орхана Памука очень явно прослеживается в романе "Снег". Автор подтверждает эту догадку, отмечая, что в первую очередь параллели нужно искать в "Бесах".
"Бесы" один из потрясающий политических романов, когда либо написанных человеком. Впервые я его прочитал в 20 лет, и смело могу сказать, что я был потрясен, изумлен и испуган. Ни один из романов, прочитанный до этого, не впечатлял меня до такой степени, ни одна история не сообщала мне таких поразительных сведений о человеческой душе. Меня шокировало, насколько сильной может быть жажда власти, меня потрясла способность человека прощать, умение обманывать себя и других, потребность обрести  веру. Вместе с героями я пережил историю, полную обмана, политических интриг и смертельных угроз. И меня изумило, как это все сосуществует в одной книге", - говорит Орхан Памук. 
В молодости турецкий писатель находился под влиянием левых настроений и ему показалось, что роман «Бесы» не о России XIX века, а о современной Турции, погрязшей в радикализме, порожденном насилием. 
"Я всегда считал, что роман «Бесы» об интеллигентах-радикалах, живущих на окраине Европы, мечтающих о Западе, сомневающиеся в Боге, и их постыдных тайнах, которые они хотят скрыть. И мне всегда казалось, что роман «Бесы» условно был написан каким-то турецким писателем о турках", - пояснил он. 

О повести "Записки из подполья"

По мнению Орхана Памука, "Записки из подполья" можно назвать самым личным произведением Достоевского.
«Главная тема и энергетика произведения обусловлены  завистью героя к европейцам, его гневом и гордыней. Несмотря на то, что мы с героем были похожи, и я в 18 лет с легкостью находил у нас общие черты, я  принял гнев человека из подполья за его отчужденность от общества, поскольку мне, как всем европеизированным туркам, нравилось считать себя в больше степени европейцем, чем было на самом деле. Я был склонен думать, что странная философия человека, который мне так нравился, являлась отражением упадка его духа. Я никак не связывал этот духовный кризис с его неловкостью перед Европой. Европейская мысль от Ницше до Сартра или экзистенциализм,ставший популярным в Турции в конце 60-х гг., объясняли столь странную философию героя слишком, на мой взгляд, европейскими понятиями, что отдаляло меня от понимания того, что нашептывала мне книга", - поделился своими мыслями писатель.


 О противоречии

В романах Достоевского Орхан Памук увидел основное противоречие: понимание того, что Россия могла бы ориентироваться на западные идеи, а с другой стороны неприятие западников. С этим противоречием столкнулась и Турция в XX веке.
"Сейчас я полагаю, что мое очарование и даже восхищением Достоевским,  которое я начал испытывать с первого дня, как стал читать его книги, проистекают именно из этого противоречия. А оно исходит из неспособности выбора между востоком и Западом. Именно этим я занимаюсь всю жизнь. Именно это всю жизнь не дает мне покоя. Можно также сказать, что это смесь ненависти и любви к Западу. В молодости Достоевский восторгался Западом. В моем возрасте он возненавидел его, особенно возненавидел либералов, прозападную интеллигенцию", - считает писатель.

О величии писателей  

"Великого писателя делает великим не его политические мысли, а его способность регулярно работать, сила его воображения и его талант. Романы и творчество романистов делают интересным не яркие краски, не резкие оттенки, не категорические решения, а смешение цветов, полутона"

О политический взглядах 

"На политической карте современной Турции я нахожусь среди прозападных сторонников свобод и даже либералов. Я по-прежнему верю, что будущее Турции в ориентире на западный мир, в близости к нему. Однако не стоит преувеличивать значение моих политических воззрений по сравнению с воззрениями литературными".   

You Might Also Like

0 коммент.