Два вида эмигранта

Эмигрант Набоков не очень жаловал Берлин. “Жди — резкий ветер дунет в окарино по скважинам громоздкого Берлина — И грубый день взойдет из-за домов над мачехой российских городов,” – писал, живя в Берлине, поэт Владислав Ходасевич.

А вот Михаил Барышников, покинув раз и навсегда тогда еще Советский Союз, в одном из своих интервью говорил: “Я никогда не чувствовал ностальгии — точнее, у меня есть ностальгия по русским людям и русской культуре, но не по этому месту на географической карте”.

Весь это набор цитат к тому, что несмотря на некую единость целей эмиграции, эмигранты проживают совершенно разные жизни, по-разному “устраиваясь” за пределами родины в чужой стране, которая для очень многих из них так и не становится хоть немножечко близкой и понятной.

Согласно моим наблюдениям среди людей уехавших, так сказать, на постоянное место жительство, есть несколько групп типов эмигрантов. Безусловно, я могу говорить только про Германию и совершенно точно, не все те, кто переехал заграницу, попадают под какие-то группы, но так или иначе, сегодня про две из них.

Айвазовский. Вид на Константинополь
И. К. Айвазовский. Вид на Константинополь

Романтики

Про эту группу мне очень хорошо известно, поскольку я сама к ней некогда принадлежала. Я приехала в Германию в 16 лет, попала учиться в интернат, и вокруг меня сразу появилось много людей с одинаковой историей.

Подростки 13 – 17 лет, которые решения самостоятельно не принимали, а уехали вместе с родителями. В этот период в знакомом месте житуха не очень: переходный возраст, комплексы, любовь, дружба, ненависть – все доведено до предела, любое движение и решение – максима. Одним словом, совладать с чувствами никакой возможности нет, кажется, что если что-то случается, то это навсегда. И образ России, Казахстана, Беларуси и так далее представляется прекрасной, лишенной всяческих проблем, идеальной картинкой, в которой есть только друзья и привычный мир (язык, кино, музыка, школа). А тут все не так.

Я помню, как мы смотрели русские фильмы, слушали русский рок, говорили о том, что когда-нибудь настанет день, когда мы вернемся домой и рыдали под песню группы “Любэ” “От чего так в России березки шумят”. При этом в глубине души все понимали, что этот день никогда не настанет, и от этого было очень грустно, и “Любэ” ставили на повтор.

Есть исследование, в котором говорится, что вот эта группа “вывезенных” подростков хуже всего смогла интегрироваться, и они чаще всех все-таки уезжают назад через много лет жизни в Германии.

У нашей семьи есть один знакомый, который, приехав сюда в тринадцатилетнем возрасте, не нашел себя здесь совершенно, впал в глубочайшую депрессию, бросил учиться и только ждал Нового года и лета, чтобы поехать в гости домой. Спустя какое-то время он, вроде, пришел в себя, хоть и продолжал ездить “домой”, оттуда же и жену привез.

Это люди, для которых Россия – образ прекрасного детства, а Германия – вечные проблемы. Живя в Германии, они так и остаются в русской среде, создавая семьи с такими же переселенцами, вися на форумах и в группах “Русские в Германии”.

Я думала, ну почему так? Почему у нас не получилось уехать, как, например, у англичан. Приехал в ту же Германию, пожил, поучился, поехал еще куда-то. Почему у нас было все так “на разрыв” и поняла, что тогда мы уезжали все навсегда. Люди продавали имущество, прощались и садились в поезд, чтобы приехать через сколько-нибудь много лет в гости. Но никто не думал, что он вернется. Потому что куда, собственно, возвращаться. И так уезжали совершенно все семьи, которые я знала.

Шишкин. Утро в сосновом лесу
И. И. Шишкин. Утро в сосновом лесу

Живу в России

Был у меня один знакомый, приехавший в Германию в сознательном возрасте и по собственному же выбору учиться. Никто его не заставлял, не гнал сюда. Боле того, он сам приложил усилия, чтобы сюда приехать. Отучился, остался физически пребывать в Германии, а вот в своей голове живет в России. Из всего многообразия Берлина с его улочками, парками, озерами, кафешками, барами, театрами и выставками, он выбирал исключительно “русские места”. Русский магазин даже для продуктов, которые прекрасны в любом супермаркете, выставки, концерты – исключительно “Русский дом”, бар – один и тот же русский бар (к слову, в районе, где этот бар находился, плюнуть негде, чтобы не нарваться на обалденные, атмосферные едальни и выпивальни), ну и так далее.

Жить ему в Германии не нравилось, но и назад он возвращаться не спешил. Считал своим долгом, зная в совершенстве два иностранных языка: английский и немецкий, пользоваться ими исключительно на работе. Все же остальное время разговаривать с людьми по-русски, при этом нисколько не смущаясь, что ставит собеседника в неловкое положение.

Путешествия его тоже носили немножко странный характер, поскольку он объезжал все близлежащие города, имеющие памятники русским солдатам и было у меня такое чувство, что ему все равно, на что смотреть. И памятники для него были своеобразным символом мирового господства России.

И поверьте, я руками и ногами и за русский магазин, и за “Русский дом”, и за все остальное с прилагательным русский впереди. Я очень хорошо понимаю, что бывают эти приливы “От чего так в России березки шумят” и хочется запаковать чемодан и уехать. Но вот так жить, с некоторым презрением относясь к стране, которая тебя, между прочим, не звала жить, постоянно думая о том, как классно в России, при этом вообще нисколько не пытаясь интегрироваться, по-моему это странно.

Ну, а с другой стороны, как интегрироваться, когда считаешь смешным говорить с немцем на немецком или хотя бы на английском?! Честно, я не понимаю мотивы, которые заставляют людей во так прибывать в иностранном государстве. Какой в этом смыл, в конце концов? Сейчас не девяностые годы, в России можно прекрасно жить, в любой момент есть возможность вернуться, если ты не русский Сноуден, конечно. Но нет, народ продолжает жить тут, тихо ненавидеть все вокруг, хранить в памяти адреса всех русских ресторанов Берлина и есть вареники в” Квартире 62″.

Хотя, может стоит, наконец, сходить для разнообразия в “немецкий” музей, ну или уехать и жить в мире и согласии с собой и Россией.

2 thoughts on “Два вида эмигранта

Добавить комментарий